© 2016 Your company
Как стать актером без образования? 
Кстати, да | #АРЕНДА_НЕДВИЖИМОСТИ

Как заработать на аренде элитной недвижимости?

Интервью с CEO Apple Real Estate Данилой Савченко
— Всё-таки агент, брокер или риэлтор?
— Ты знаешь, это настолько спутанные понятия в нашей стране, что когда в очередной раз, а это происходит примерно каждые полгода, кто-то пытается с этим поспорить, в Фейсбуке, в Телеграме, - где угодно, я просто не вписываюсь в эти истории. Потому что оригинальное слово «риэлтор» было забронировано и зарегистрировано где-то в Америке. Риелторами имеют право называться только лицензированные люди, но у нас это настолько спутанные понятия... Каждое агентство выбирает своё название, и никто никогда не обидится, если назовёшь того, кто считает себя, допустим, агентом, брокером или риэлтором.
Просто не каждый способен быть предпринимателем. Есть много хороших брокеров, но стать лидером команды, тем, кто отвечает не только за себя, но и за других, это совершенно другая история.
Данила Савченко
CEO Apple Real Estate
— У вас это как?
— У нас, при том, как я регламентирую всё в компании, вообще нет этого. Это очень размытое понятие.
— Давай разберёмся в целом, какими направлениями ваше агентство занимается. Я знаю, что, помимо аренды элитного жилья, у вас есть некие подкатегории услуг. Что это за услуги?
— В основном мы занимаемся именно жилой недвижимостью, причем премиальной. Мы ориентируемся на квартиры, которые находятся в центре и в классных районах: Хамовники, Запад, Мосфильм, Минская и т.д. А также приличных направлений по загороду: таких как Новая Рига, Рублёвка, Аминка и т.д.
— Какой перечень услуг, обратившись к вам, я могу получить?
— У нас есть услуги как для собственников недвижимости (когда они хотят что-нибудь сдать или продать, то обращаются к нам), так и для корпоративных клиентов (если компания решает, что им нужна помощь в нахождении жилья для важного сотрудника, часто экспата, мы помогаем ему осуществить знакомство с Москвой или другим российским городом, найти жильё, международную школу, няню… вплоть до того чтобы помочь его жене найти, чем заняться, пока ее муж работает.
— Если сегодня оценивать нишу в сфере недвижимости именно для занятия бизнесом, по десятибалльной шкале, насколько она востребована?
— Мне есть чем сравнить, потому что, когда я только пошел в эту сферу, был 2003 год, практически пик экспатов в России, прекрасный момент. И если тогда это была десятка, сейчас, наверное, единица.
Данила Савченко с командой Apple Real Estate
То есть сейчас начинать в сфере недвижимости довольно сложно?

— Извини, я подумал, ты спросил именно об услугах для корпоративных клиентов. Если говорить в целом о недвижимости и риэлторстве как таковых, я бы взял пять-шесть. И то я добавил цифры в свете того, что последний год был очень успешным для риэлторов. До этого в течение пяти-шести лет в недвижимости наблюдалась такая стагнация.

— Как часто ты замечаешь, что появляются новые игроки на рынке, большая конкуренция?

— Конкуренция появляется регулярно и не исчезает. Если взять сегмент элитных агентств недвижимости, в Москве их около шестидесяти. И каждый год появляются ещё две-три компании, но столько же исчезают, потому что, к примеру, владелец передумал. Здесь ещё важно понимать, что считать компанией, потому что каждый агент мечтает пройти путь от брокера до руководителя, открытия своей компании, набора собственных агентов. Просто не каждый способен быть предпринимателем. Есть много хороших брокеров, но стать лидером команды, тем, кто отвечает не только за себя, но и за других, это совершенно другая история.
— Условно я принял решение запустить бизнес в сфере недвижимости и заниматься также арендой, то есть делать то, что делаешь ты. Что мне потребуется для этого? Первое, второе, третье. Если упростить все до такого гайда.
— (Дети, если вы смотрите, это не является рекомендацией) Первое, что я бы порекомендовал, конечно, подумать десять раз прежде чем вписываться в это.
— Ну ладно, говоришь чтобы не было конкуренции.
— Абсолютно нет. Наверное, первое, что нужно сделать, вообще поработать в этой сфере, чтобы понять, что к чему. На мой взгляд, ты никогда не станешь действительно успешным, если не поймешь и не увидишь изнутри, хотя бы частично, как работает этот рынок. Второе, что нужно, найти сильных людей. В недвижимости две основные составляющие: рекрутинг и маркетинг. Ты должен уметь нанимать правильных людей и управлять ресурсами. Стоимость маркетинговых активностей в недвижимости очень высокая. Это одна из самых дорогих сфер, если взять там кликабельность Яндекса, Гугла и так далее. Слить деньги в никуда можно элементарно.
— Первое – понимать как нанимать людей, второе– это маркетинг, то есть тебе нужно вкладывать деньги в продвижение своих объявлений. Но прежде чем нанимать людей, ты уже должен сам владеть какой-то базой, ведь тебе нужно деньги как-то зарабатывать. У тебя должны быть владельцы, которым ты будешь сдавать квартиры.
— Это и есть два основных вида маркетинговой активности: первый – на привлечение людей, которые хотят с тобой работать по любому сегменту: это может быть человек, который хочет продать дом или купить квартиру, второй – реклама этого жилья. Ещё один важный критерий – выбрать узкий сегмент того, чем ты будешь заниматься. Потому что недвижимость сама по себе имеет много развилок и вариантов того, чем можно заниматься: коммерческой недвижимостью, это офисы, особняки, склады, загородной недвижимостью (есть успешные брокеры, занимающиеся исключительно загородкой, а ещё более успешные занимаются конкретным шоссе, то есть человек выбирает Калужское шоссе и знает всё в этом направлении), зарубежной недвижимостью. Важно понимать, что все эти сферы живут по своим законам. То есть ты не можешь применить те инструменты, которые применяешь в зарубежной недвижимости, в коммерческой. Это не работает. И принципы работы брокеров тоже совершенно различные. Тогда первый пункт – определиться, в какой нише работать.

— Что делать дальше? Просто ходить по домам и квартирам? Ведь сразу к тебе никто не обратится. Что нужно сделать, чтобы найти эти квартиры или дома?
— Каждая компания выбирает что-то своё. Для меня удивительно видеть до сих пор первый способ привлечения собственников: это были бумажки на столбах, где написано: «Куплю квартиру». Это доходит до абсурда.
...2008 год, кризис, и я решил сделать что-то свое. У меня на тот момент было несколько друзей, тоже риелторов, которые создали свои компании. Тогда это было увлекательно наблюдать, и мне казалось, что я могу так же. Кстати, эти друзья давно отвалились, и никто из них не был успешен...
— Конечно. В регионах до сих пор эта история.
— В Москве та же самая история. Я регулярно вижу это у себя на Патриках: «Нефтегазовая компания купит квартиру для своих сотрудников». И люди действительно звонят по таким объявлением, и потом начинается работа: «Мы вам поможем, у нас есть покупатели и т.д.». Кто-то раскидывает листовки по почтовым ящикам, кто-то пишет письма, кто-то настраивает маркетинговые компании в интернете, и если человек забивает: «купить/продать квартиру», то выходит на агентство, которое должно убедить человека обратиться прямо к тебе.
— А как ты начинал? Какова твоя история становления в этом бизнесе?
— Мы начинали…
— Ты говоришь «мы». Ты ведь сначала где-то работал?
— Да, сначала я работал в агентстве недвижимости, достаточно большом, где был довольно серьёзный отдел аренды, в который входило человек двадцать, наверное (только сейчас понял, что у меня сейчас уже шестьдесят, а тогда было двадцать, и это казалась огромной компанией, огромным отделом), потом, поскольку я знаю английский язык, меня взяли на работу в международную компанию, где руководитель отдела и кантри-менеджер были экспаты, и я работал с иностранцами в течение трех-четырех лет. После этого уже наступил 2008 год, кризис, и я решил сделать что-то свое. У меня на тот момент было несколько друзей, тоже риелторов, которые создали свои компании. Тогда это было увлекательно наблюдать, и мне казалось, что я могу так же. Кстати, эти друзья давно отвалились, и никто из них не был успешен. Но я начал, и мне очень повезло с людьми, с которыми я начинал. Есть много тех, кто работает со мной восемь-десять лет, недавно мы отмечали годовщины. Я выстраиваю долгосрочные взаимоотношения с людьми.
— Ты сначала поработал в агентстве, а потом последовал примеру своих коллег, которые создали агентство. Но ты, получается, ушёл оттуда со своими клиентами, или как это произошло?
— Могу сказать, что я был суперуспешным агентом, мне с первого клиента очень понравилось то, что я делаю, и они видели это. У меня всегда горели глаза, я с воодушевлением занимался тем, что люблю. Я из сравнительно бедной семьи из подмосковного города Балашихи. И когда у меня появилась возможность влиять на судьбы и жизни людей, которые были намного выше меня по статусу, что-то им рекомендовать, и они меня слушали, меня это восхищало. Я понял, что теперь с ними на одном уровне. И большинство тех клиентов работает со мной до сих пор. За всё время, сколько бы других риелторов им не звонило, они все так же считают мой контакт основным. И да, в момент, когда я переходил из одной компании в другую, люди все равно продолжали мне звонить и просили помочь с той или иной задачей. Я, в тот момент, когда создавал свою компанию, уже понимал, что финансово могу обеспечить себе ее существование, просто потому что у меня есть какой-то поток личных рекомендаций.
— Я понимаю, что в этой ситуации ты находишься в такой неловкой позиции, когда любой клиент имеет право остаться у тебя, как у частного лица, но сейчас ты управляешь компанией. Сталкиваются ли ты с такими ситуациями, когда сотрудники покидают компанию, уводя клиентов?
— Моя ситуация немного иная. Мне дико повезло, что в международной компании, где я работал, после моего ухода они не смогли найти другого подходящего руководителя. И мы с ними договорились на взаимовыгодных условиях о том, что я буду выполнять, уже в роли аутсорс-компании, работу по корпоративным клиентам. К слову, мы до сих пор с ними работаем. Прошло пятнадцать лет, и мы до сих пор делаем для них этот бизнес. А та первая компания, в которой я начинал работать, вообще обанкротилась по нелепому стечению обстоятельств, это отдельная история. Была такая компания «Mean» о которой был, на мой взгляд, просто сброс в ленту фейковых новостей на тему того, что она обанкротилась. А это еще был правильный застройщик, и в один момент у нас просто прекратили звонить телефоны. Прошла неделя, и брокеры начали искать себе другую работу, так поняли, что компании конец. И никакие опровержения в данной ситуации не повлияли на ее судьбу, компания просто закрылась. Этим клиентам пришлось искать, куда звонить, и они звонили своим брокерам. Я вообще человек, который всегда выступает с инициативой, что клиенты компании – это клиенты компании. И, конечно, брокер, который переходит в другую организацию или начинает частный бизнес, не должен переманивать к себе клиентов.
— Он должен сказать клиенту: «Извините, но дальше мы не можем с вами работать».
— Да, но это тоже вопрос регламентированных отношений между брокером и агентством. У нас это часть договора. Мы в самом начале подписываем соглашение о неконкуренции.
— И какие-то штрафные санкции?
— Есть и ряд штрафных санкций. Также у нас сейчас есть ассоциация агентств элитной недвижимости, где мы закрепили правила работы на ее уровне.
— Брокера потом не возьмут на работу, он окажется в черном списке?
— Да, его просто не возьмут на работу.

— Вот смотри, я тоже разбираюсь в этой нише. Раз в два года я снимаю жилье и всегда встречаюсь с риелтором, смотрю квартиру, знакомлюсь с хозяевами и т.д. И плачу наличными. Риелтор забирает свою часть, хозяин – свою. А договор, как правило, просто кладется на полку на всякий случай, вдруг понадобится. Как у вас обстоят с этим дела? Насколько часто в сфере недвижимости происходит так?
— Я мечтаю, чтобы сфера недвижимости, аренды в частности, отбелилась. И меня продолжает возмущать то, что собственники не платят свои налоги. Естественно, по правилам наших с ними взаимоотношений, мы никуда не выносим эту информацию. Хотя, мне кажется, государство близко к этому, с учетом того, кто сейчас в администрации президента. Я вижу, что закручивается много гаек и уже не первый год. Были и моменты, когда участковые проходили по домам и опрашивали людей, выясняли, кто и где живёт, а собственникам приходили “письма счастья”.
— Я понимаю, ты говоришь сейчас конкретно про собственников. Их мы не касаемся, разбираемся с твоим бизнесом. Когда твой агент приезжает на встречу с клиентом, он берет оплату наличными или это какой-то официальный перевод?
— Есть два варианта: первый, и он предпочтителен, оплата по безналу, второй вариант, когда клиент оплачивает услуги, а риелтор предоставляет ему чек. Я застал несколько периодов жизни разных компаний и видел, как это происходит по всему рынку. В большинстве случаев это наличность, это стандартно, особенно в эконом-недвижимости. Мы все таки занимаемся только премиальным сегментом, и там сейчас преобладает безнал, что супер комфортно для меня, как для собственника, потому что это все упрощает.
— Для тебя сейчас это прибыльный бизнес?
— Да, конечно.
— Можешь сказать, сколько ты получаешь? И это в дивидендах, или у тебя есть какая-то зарплата? Возможно, и то, и другое? Если ты не стесняешься суммы, можешь её назвать?
— Могу сказать следующее: несмотря на то, что я владелец компании, я все еще являюсь SEO и заявляю себе зарплату, потому что понимаю, что играю определённую роль и за нее должен получать деньги. В тот момент, когда я найму другого SEO, он будет получать зарплату. Вдобавок к этому, у меня с определённого момента есть система дивидендов. Когда я только начинал работать, первые семь-восемь лет не было конкретной зарплаты. Я понимал, что пришли деньги и тратил на свои нужды, сколько хотел. А сейчас я определил, что у меня есть зарплата.
— Какова примерная вилка?
— Ты сам определяешь.
— Но она же фиксированная?
— Да. Я определил себе зарплату в пятьсот тысяч рублей, которую я считаю своим минимальным доходом генерального директора и SEO. Всё остальное - это уже дивиденды, в зависимости от того, сколько мы заработаем.
— Пандемия как-то сказалась на работе? Цифры разнятся с 2018-м? Так как твоя компания работает достаточно долго, ты, как никто другой, знаешь, как отразилась пандемия на этой нише бизнеса.
— Конечно сказалась, потому что были существенные ограничения в передвижении по городу, и люди переживали друг за друга. Поскольку большинство собственников жилья – пожилые люди, некоторые из них просто «встали на холод» и прекратили работу с недвижимостью. Пришлось полностью перекраивать клиентуру, искать тех, кто готов взаимодействовать.
— А правда, что в базе у вас более пятидесяти тысяч человек?
— Около того.
— Мне кажется, даже для Москвы, а тем более, для одного агентства, это довольно существенная цифра.
— Мы тринадцать лет собирали базу.
— Вы давно на рынке, да. И, так как мы полностью разбираем этот бизнес, я не могу не затронуть тему того, как у тебя всё устроено. Потому что с таким масштабом невозможно было бы работать без внутренней системы, которую вы, насколько знаю, создали. Можешь о ней рассказать? Меня зацепило то, что у тебя не просто компания, где работают риелторы и записывают что-то в Google-таблицы, ты превратил ее в полноценную IT-компанию.
— Основной моей задачей, как руководителя, было упростить жизнь брокеру. Несколько лет назад, когда агент получал квартиру в работу, это доходило до абсурда. В первой компании, где я работал, мне давали два листочка, где ручкой была записана информация, на одном – о квартире, на другом – о клиенте. И я пытался их связать между собой. Не было никакой фотографии, я просто звонил и уточнял, что за квартира. Оттуда и эти вопросы: до потолка ли плитка, состояние ремонта (евро/под евро). Я досконально выяснял, как она выглядит, звонил клиентам и пытался убедить их прийти и посмотреть эту квартиру. Сейчас же это автоматизированная система, где ты просто мышкой задаешь параметры, и она сама формирует описание, делает выгрузки на все ресурсы, моделирует рекламу. Все потенциальные встречи привязываются к карточке объекта, также можно увидеть, смотрел ли клиент другие квартиры.
— Условно, если на каком-то популярном стороннем сервисе: Авито, Циан или The Locals, я вижу ваше объявление, оно автоматически туда выгружается? Вы сделали так, что все это происходит через вашу систему? И также, если я хочу с вами связаться, это тоже поступит в вашу систему, да? Значит, еще нужно было проводить большую работу B2B, взаимодействовать с The Locals, чтобы они отдавали вам эту историю по IP. Все это вы проделывали?
— Есть так называемый XML-обмен информацией. Эта система существует у нас уже десять лет. То есть одним кликом ты все запускаешь. Поскольку аренда – бизнес, который возвращается, в этом наше основное преимущество: если квартира освободилась, мы можем в один клик запустить ее снова в работу, изменив разве что цену и, если необходимо, обновив фотографии.
— Вы вкладываете деньги не в продвижение собственного сайта, а покупаете его на сторонних ресурсах, да? (правильно ли я уловила смысл?) Этим вы занимаетесь? Возьмем условно тридцать миллионов. Какой процент этой суммы уходит на рекламу?
— Грубо говоря, если посчитать обычный стандарт, где-то около двадцати-тридцати процентов, в зависимости от сегмента, уходит на расходный маркетинг.
— Всегда надо понимать, что, если даже ты сам, как риелтор, берёшь какую-то квартиру, допустим, она стоит пятьсот тысяч, и ты должен получить с нее вознаграждение, из этих денег тебе нужно двадцать-тридцать процентов вложить в рекламу?
— Здесь я это считаю большими цифрами. Например, в случае, если ты один работаешь с квартирой, которая супер ликвидна, и есть стопроцентная гарантия того, что сделка будет реализована только с тобой, то, конечно, может быть меньше. Иногда ты тратишь на это около пятисот рублей всего, но покупатель или арендатор находится достаточно быстро. Но если говорить о том, чтобы рекламировать фиды по тысяче объектов, где есть существенный уровень конкуренции, надо ориентироваться на то, что у тебя будет от двадцати до тридцати процентов.

— Что для тебя значат публичность, помогает ли она как-то в твоей работе? В 2020-ом году ты был, может быть, и до сих пор являешься, амбассадором клуба “Оратор”, часто даешь интервью, у тебя правильный, с точки зрения маркетинга, раздел на сайте “СМИ о нас”, и ты постоянно фигурируешь во всех публикациях. Я полагаю, у тебя есть пиарщик который этим занимается.
— Здесь сложно отследить прямую конверсию. Я знаю, что влияет, потому что для людей это важно. Я сужу во многом по себе. Если вижу, что человек публичен, для меня это является показателем того, что он скорее разбирается в вопросе, чем нет. Раз его цитируют какие-то деловые СМИ, значит, они доверяют ему, как спикеру. Так что я считаю важной работой для предпринимателя определенного масштаба: говорить со СМИ, нанимать пиарщика. У нас нет не платной статьи, но, опять же, пиарщик делает это не бесплатно.
— Можно назвать три принципа управления командой?
— Я признаю, что у меня в команде разные люди, и у всех есть свои суперсилы. И если у одного это классная коммуникация, у другого - работа в Excel. Нельзя осуждать того, кто не силен в первом, потому что у него другая супер-сила, и мы просто должны ее выявить, чтобы человек занимался тем, что ему нравится. Я вообще сторонник того, что жить нужно в наслаждение, кайфовать от того, что делаешь. Если ты ненавидишь свою работу, скорее будешь неуспешен на ней. Я всегда окружал себя людьми, которым нравилось то, что мы делаем. Потому что мир вообще не про деньги, он про другие мотивации. Вопрос в том, чтобы их нащупать. И вообще, надо думать о людях, это тоже такой принцип. Надо заботиться о них, делать им классные праздники, обстановку, чтобы это была не просто работа под страхом увольнения, а чтобы присутствовала любовь в коллективе.
— Случаются ли какие-то конфликты, после которых люди уходят и пытаются забрать клиентов? Мы уже немного затронули эту тему. Как часто приходится менять сотрудников?
— Я могу вспомнить буквально пару таких случаев за последние пять лет, когда приходилось расставаться с сотрудниками по каким-то некрасивым причинам. В основным такого не случается. В моем бизнес-плане нет проблемы с воровством клиентов, я не наблюдаю этого. И одна из причин в том, что нужно выстраивать работу с клиентом таким образом, чтобы он был заинтересован в работе с агентством, понимал, что успех его сделки связан не только с конкретным риелтором, а вообще с системой работы агентства, с заменяемостью брокеров.
— Сколько лет уже ты управляешь компанией с момента ее создания?
— Тринадцать лет.
— Нет выгорания? Или наступали моменты, когда ты пытался делать что-то ещё?
— Скорее нет, чем да. У любого человека есть “ups and downs”, но нет, не могу сказать, что были моменты, когда говорил: “Нет, уйду из этой сферы”. Во-первых, лишь кажется, что я занимаюсь одним и тем же. Компания имела много разных векторов развития, и то, что мы делаем сейчас, раньше мы не делали. Сегодня моя задача, как SEO, нисколько не продажная и даже не управленческая, она скорее про стратегию, выстраивание процессов, мотивацию и правильное управление человеческими ресурсами, нахождение правильных людей и помещение их в правильные места. А еще о том, чтобы технологии помогали этим людям быть успешными. Так что я минимально касаюсь сейчас клиентов сам.
— Понятно, что в этой нише дикая конкуренция. Ощущаешь ли ты ее? И можешь ли назвать каких-то конкурентов твоей компании, которые тоже занимаются элитной недвижимостью?
— Да, конечно. Мне очень импонирует такая компания, как “Knight Frank”, например. Это прекрасная команда с классными брокерами и управленцами. Это если говорить об элитной недвижимости. Есть компании, которые занимаются загородной недвижимостью. И я знаю классного акционера и владельца компании “Vsco”, который тоже хорошо развил для себя это направление. Я рассмотрю конкурентов, у которых могу что-нибудь подсмотреть, у которых мне что-то нравится. Я чувствую от этого вдохновение, понимаю, что за ними можно тянуться.
— Давай дадим пять советов для тех, кто хочет заниматься все-таки в этой нише бизнеса. Самые главные, как ты считаешь.
— Тебе должно нравиться то, чем ты занимаешься. Важно понять, что это очень высоко конкурентный бизнес, ограниченный в рамках Москвы, в основном. Потому что как я ни смотрел и ни хотел развиваться в каких-то других городах, я залезаю на ЦИАН и мне хочется плакать от цен. Я понимаю, что это не то, что меня вдохновляет. Еще совет – делать это с правильными людьми. Вообще любую команду нужно строить с правильными людьми и, если это партнеры, то правильно распределять роли между ними.
— Чтобы не все всё сразу, а чтобы были все-таки разные…
— Партнеры должны дополнять друг друга. Быть сильными, каждый в чем-то. Еще могу сказать, что я за сервисную модель. Есть модель, при которой мы пытаемся продать. Я считаю, что нашим клиентам ты ничего не продашь. Не способен агент, при всех его навыках, быть лучшим продажником, чем наши клиенты. Они сами, в основном, либо успешные предприниматели, либо повидавшие жизнь люди: им ничего не впаришь. Им нужно предоставить классный сервис, быть для них максимально вовлеченным в процесс и тогда они тебя услышат. То есть продавай, но не продавая.
— И давай какие-то советы прям коротко для тех, кто снимает жилье.
— Для арендодателя я могу сделать основную рекомендацию: не надо держаться за свою квартиру как за что-то, что твоё. Не надо оставлять там старую мебель. Ни в коем случае не надо заставлять жить своей жизнью арендаторов, дать им возможность свободы менять что-то в квартире, двигать и так далее. Дайте возможность людям с детьми пожить там. Люди с детьми – это лучшие клиенты, которые заедут и будут жить там, пока ребенок ходит в садик или школу, иногда по десять лет. Дайте возможность людям с собаками и с кошками тоже проживать.
— Это актуальная проблема.
— Актуальная, и люди, которые ищут квартиру с домашним животным, это заведомо клиент, который будет меньше переезжать, потому что ему сложно что-то найти. И это тоже регламентируется каким-нибудь двойным страховым депозитом, предположим. Квартиру, даже если погрызла что-то собака, можно восстановить, важно просто обдумать риски и посчитать… Далеко не все собаки писают в каждый угол.
— И для тех, кто снимает?
— Для тех, кто снимает. Я сегодня встречался с подругой, которая рассказывала мне ужасную историю, что её сын наткнулся на эти информационные агентства, которые до сих пор каким-то образом существуют, предлагают тебе за шестнадцать тысяч рублей чудо-информацию о квартирах, которые дешевле рынка, и которых нет ни на ЦИАНе, ни на Яндексе, ни на Авито. Просто я не знаю, что еще нужно говорить: в интернете много написано о том, что не надо думать, что есть что-то мифическое и супер дешевое. Все есть по своим ценам, и аренда это очень выгодный продукт, который надо покупать. Если вы считаете, что эта квартира за сто тысяч рублей слишком дорогая, попробуйте посмотреть, сколько она стоит, чтобы её купить, и вы поймете, что это выгодная сделка. Потому что те люди, которые сдают квартиры в аренду, как правило получают с этого всего три-четыре процента годовых.. То есть они могли точно так же продать эту квартиру, принести деньги, купить на них акции или просто принести их в банк и получить с этого даже больший процент, чем сейчас они получают с квартиры. Квартира устаревает, амортизируется. Арендаторов нужно периодически менять – это тоже определенного рода работа.
PS: - Коллеги, блогеры и журналисты, использование всех элементов интервью на сторонних сайтах разрешается, только в случае цитирования и упоминания источника с прямой ссылкой на сайт. Спасибо за понимание!

Евгений Лошак
автор проекта
Если у вас есть идеи и предложение - присылайте!